Загрузка курса валют...
Загрузка погоды...
Источник: google.ru

Главный онколог России Михаил Давыдов: «Качества нет никакого»

В России ежегодно заболевают раком 500 тысяч человек. На учете с различными онкозаболеваниями стоят около 2,5 миллионов пациентов. Умирают — больше 300 тысяч в год. По количеству смертей от онкологических заболеваний РФ — на первом месте среди индустриально развитых стран. Почему так происходит? Если заставить чиновников лечиться на родине, поможет ли это отечественному здравоохранению? И к чему способно привести лекарственное импортозамещение? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил главный онколог России, директор Российского онкологического научного центра имени Н.Н. Блохина академик Михаил Давыдов.

Президент недавно призвал высокопоставленных чиновников лечиться в России. Это поможет отечественной медицине, или она окончательно разделится на «элитную» и «для остальных»?

Михаил Давыдов: Я не понимаю такого разделения медицины. Народ лечится в государственных больницах. У чиновников есть президентские и другие медицинские центры, опять же государственные. Да, это высокотехнологичные учреждения. Там достойный сервис и техническое обеспечение. Но в принципе у этих медучреждений те же самые проблемы, что и у всего здравоохранения. Поэтому, когда Путин сказал, что чиновники должны лечиться в России, — это правильное решение, но запоздалое.

У чиновников уже стойкая зависимость от зарубежной медицины?

Да. Они уже за границей лечатся и будут лечиться. У нас вся модель здравоохранения так деформирована, что получить медицинскую помощь за рубежом, в принципе, даже проще, чем в России. Там заплатил деньги, и все в минуту сделали. За рубежом хороший уход, высокий сервис. В России этого еще нет. Но что касается лечения, у меня есть любимая фраза, которую я часто повторяю: если рак излечим, он излечим и у нас, если нет — заграница не поможет.

Что сделать, чтобы в России уход и сервис были не хуже?

Прежде всего необходимо восстановить идеологию. У государства должен быть главный лозунг — здоровье нации. У нас сейчас нет единого понимания того, что такое здравоохранение. А это компонент госбезопасности, такой же как внутренние войска. Значит и здравоохранение должно быть построено по тому же принципу — с четкой вертикалью управления. На губернаторов ведь никто не вешает ответственность за боеспособность воинских частей. Есть министерство обороны, есть доктрина, бюджет, планы, кадровое обеспечение. А почему здравоохранение разорвали на куски? В итоге тарифы по ОМС (обязательное медицинское страхование — прим. «Ленты.ру») в Орловской области одни, в Астраханской — другие. Одна и та же операция стоит везде по-разному.

Ну, это касается цены, а пациентов все же больше интересует качество.

Качества нет никакого. Мы завалены рецидивами. Хирург делает неудачную операцию, а потом отправляет пациента к онкологу — пусть он разбирается! А мы даже вмешаться не можем. В регионах свое руководство и свои кадры. Нам же необходимы головные медцентры, которые бы курировали качество работы врачей. А областные департаменты должны отвечать за первичную помощь, работу поликлиник, службу эвакуации, которая бы доставляла пациента вовремя до спеццентров. Например, в нашей стране в сфере онкологии были институты первой, второй и третьей категорий. И существовал регламент, что резекция желудка при раке — это максимум, что может делать районная больница. Удаление всего желудка — прерогатива областного медучреждения. А, например, пластику пищевода можно было проводить только в научно-исследовательском центре. Сегодня же каждый регион по-своему решает свои проблемы. Любая мало-мальская клиника выполняет все хирургические операции по онкологии.

Вы поддерживаете предложение некоторых коллег — упразднить ОМС?

В том виде, в каком оно представлено сейчас, пользы от него нет. У нас 99 процентов всей инфраструктуры здравоохранения в госсобственности. Государство формирует бюджет, взимает налоги. А затем государственные деньги передаются в частные страховые компании для финансирования госучреждений. Это же нонсенс! Если вы подсчитаете, сколько бюджетных денег уходит сегодня на содержание аппарата страховых компаний, то ужаснетесь. А ведь эти деньги должны использоваться исключительно для лечения людей. На самом же деле они идут на все: на зарплаты врачей, на закупку оборудования и прочее. В итоге ни на что не хватает.

Читайте ещё:

Бывшего ди⁠ректора Топчихинского детского дома будут судить за растрату

Серьезное ДТП произошло в Барнауле

Сомнительные закупки медоборудования на 200 миллионов рублей выявлены в Алтайском крае

Новости

Следственный комитет проверит информацию о получении травмы пассажиром автобуса
В Заринском районе осуждена бывшая сотрудница районной администрации за халатность, повлекшую гибель новорожденного ребёнка
В Бийске и Барнауле проверили состояние пешеходных переходов возле школ
Билайн и Управление связи и массовых коммуникаций Алтайского края заключили соглашение о развитии мобильной связи
Энергетики СГК начали мониторинг температур в квартирах рубцовчан
Госдума поддержала законопроект о возврате авиабилетов в случае болезни члена семьи пассажира
Выставка самодеятельных художников пройдет в галерее “Республика ИЗО”
Повар – одна из самых востребованных профессий на рынке
Тимати и Баста выступят продюсерами шоу “ПЕСНИ” на ТНТ
Бывшего ди⁠ректора Топчихинского детского дома будут судить за растрату
В Алтайском крае выбрали “студента года”
Концертный зал АлтГУ приглашает на рок-концерт
Ранее судимый житель Бийска совершил жестокое убийство двух человек
Геймеры Барнаула предпочитают Xbox, он стоит дешевле PlayStation
Федеральная антимонопольная служба разъяснила особенности рекламирования алкогольной продукции
Сотруднице администрации города Заринска предъявлено обвинение в халатности
Более 34 тысяч платежных карт выпущено Россельхозбанком на Алтае за 9 месяцев 2018 года
Серьезное ДТП произошло в Барнауле
Сомнительные закупки медоборудования на 200 миллионов рублей выявлены в Алтайском крае
Наталия Мочалова: “В переходный период сохраняются все федеральные льготы”