Загрузка курса валют...
Загрузка погоды...

Сергей Клевцов: “Люди на Западе работают! А мы все “химия” да “черные”

Личный тренер чемпиона мира в беге на 110 м с барьерами Сергея Шубенкова – о подготовке ученика к Олимпийским играм и своем видении допинговых проблем в России.

На “Мемориале братьев Знаменских” в этом году выступили практически все сильнейшие российские легкоатлеты. Объяснение простое: набирать соревновательную форму как-то надо, а международные старты все еще под запретом.

– Как говорил товарищ Сталин: “Других писателей у меня для вас нет”. Старты нам нужны, – объяснил участиеШубенкова в турнире его тренер Сергей Клевцов.

Действующий чемпион мира предсказуемо победил на своей коронной дистанции. Вот только и он, и тренер остались недовольны.

– 13,42 – не то время, на которое мы рассчитывали, – признался Клевцов. – В Сочи было 13,24. Здесь нужно было улучшать. Дождь? Неважно. Во время забега его не было. Мы ведь на этом и строили работу в предыдущие годы – прибавляли от старта к старту.

– Но этот сезон по известным причинам особенный. Как санкции отражаются на подготовке?

– Вот представьте: вам сказали, что нужно построить дом, но не сообщили, сколько в нем должно быть этажей. И вы строите-строите-строите…

– Красивое сравнение.

– Когда люди занимаются какой-то работой, им гораздо приятнее видеть перед собой промежуточные и конечные цели. Тогда можно все грамотно спланировать. Переходишь от одного этапа к другому. Но у нас сейчас нет никаких рубежей, и это все равно, что строить дом в небеса. При этом сейчас июнь, и уже пора стелить крышу. Красивую. С черепицей. А нам все не говорят, сколько этажей нужно. Однако деваться некуда. Мы солдаты и должны воевать в тех условиях, которые есть.

Сергей ШУБЕНКОВ празднует победу на чемпионате мира-2015 в Пекине. Фото REUTERS

Сергей ШУБЕНКОВ празднует победу на чемпионате мира-2015 в Пекине. Фото REUTERS

– Тем не менее, вы верите, что Шубенкову и другим российским атлетам с чистой репутацией разрешат выступить на Олимпиаде. Вера в лучшее связана с тем, что по-другому просто не может быть? Или есть какое-то логическое объяснение?

– Где-то в глубине есть и детская вера справедливость. Но куда больше я надеюсь на логику. В моем понимании люди, которые занимаются столь судьбоносными вопросами, наделены здравым смыслом. Я слышал высказывания Томаса Баха на этот счет. Они вселяют надежду. Борьба с допингом должна вестись, но все-таки нужно придерживаться избирательного подхода. Когда же лес рубят, щепки летят, а за ними уже и леса не видно – это, наверное, не совсем правильно.

– Новости о положительных после реанализа пробах Олимпийских игр-2008 и 2012 убеждают Запад во мнении, что в России есть допинговая система. Насколько они удивили вас?

– Не стоит забывать, что пробы “Б” ходока Дениса Нижегородова и гребца Александра Корнилова дали отрицательный результат. Так что стоит задуматься: а может, система проверки не столь непогрешима, как принято думать? Может быть, стоит что-то поменять в консерватории? Помните, как у Михаила Михалыча (Жванецкого. – Прим. В.И.): “Может, руки надо помыть тому заскорузлому пацану, что колбу держит. Не хочет сам – силой помыть”.

С другой стороны, такое количество наших положительных проб действительно настораживает. Это плохо. Но есть какие-то вещи, которые против нашего участия на Олимпиаде, есть другие, которые за. И многолетние выступления некоторых ребят на топ-уровне, при условии, что к ним у антидопинговых служб нет никаких претензий, на мой взгляд, все-таки перевешивают.

МОГ ВСТАТЬ НА ДОРОГУ ДОПИНГА

– Правда, что вы в начале своей тренерской карьеры могли пойти по пути запрещенных препаратов?

– Если честно, когда я только начинал работать, думал, что мне придется со всем этим разбираться. Но потом пришел к тому, что мне гораздо ближе к сердцу другой алгоритм.

– Какой?

– Заплатил налоги – и живи спокойно. У медали ведь есть обратная сторона. Ну, проскочил ты сегодня. А через восемь лет твою пробу вскроют – и что делать? Писать письма мелким почерком? Да, соблазн был. Очень хотелось. Зато сейчас крайне рад, что не встал на эту сомнительную дорожку. И теперь уже не встану.

– Как все-таки удалось не уйти на ту сторону? Это сейчас вы тренер с именем, а тогда были начинающим специалистом, которому нужно давать результат. Плюс некоторые коллеги наверняка намекали, что есть способы добиться его быстрее. Что отвечали им?

– Да ничего. Просто думал об этом. Но не захотел. Не решился. Меня всегда отличала какая-то нерешительность (Клевцов сказал это с заметной иронией. – Прим. В.И.).

Тренировка чемпиона мира-2015 Сергея ШУБЕНКОВА. Фото AFP

Тренировка чемпиона мира-2015 Сергея ШУБЕНКОВА. Фото AFP

– Но некоторые другие зачастую идут на это. Как считаете, почему?

– Очень многое случается из-за того, что люди безапелляционны в своих суждениях. Одно из самых распространенных у тренеров: “А как нам готовиться, если там все жрут?”. При этом прямых доказательств этому у них нет.

– На чем основаны их убеждения?

– Некоторые предпочитают думать так, а не иначе, просто для того, чтобы оправдывать свои поступки и действия. Кому-то, наверное, легче жить с определенными постулатами. Вроде того, что темнокожие бегуны заведомо имеют преимущество над белыми. Поверить в это легко и заманчиво. Ведь ты еще до старта можешь развести руками и сказать: “Что я могу сделать, у меня белый парень”?

Но если верить в то, что все на Западе жрут, а темнокожие априори быстрее, то, согласно логике, обыграть их невозможно в принципе. И какой смысл тогда тренироваться остальным?

WADA ДОЛЖНО СПРАВЛЯТЬСЯ СО СВОЕЙ РАБОТОЙ САМО

– У вас подобных убеждений не было никогда?

– В свое время они грели душу и мне. Готовишься с ребятами, выезжаешь на соревнования – а тебе там “хлоп” по носу. Думаешь: “Да они наверняка на химии”! Но я из этого вырос.

– Что изменилось в вашем мышлении?

– Понял, что постоянно кого-то в чем-то подозревать равносильно индульгенции самому себе. Начал думать. Выяснилось, что а) я не хочу химичить б) у меня нет темнокожих в группе. Пришлось работать над собой, размышлять над методикой, селекцией. И оказалось – это работает.

Я выбрал свой путь. Кто-то пошел по-другому. Осуждать никого не собираюсь. За все придется платить. Вот только при этом никто не должен отвечать за чужие ошибки. Это уже неправильно.

– Вы никого не осуждаете. Но WADA пытается выстроить свою политику в числе прочего и на доносах. Информаторы теперь в почете. Степановы вот между делом уже получили финансовое вознаграждение за свою деятельность.

– По поводу Степановых у меня есть четкая позиция. Человек попался на допинге. Ее муж – экс-работник РУСАДА, он должен был следить за чистотой спорта, но не сумел донести, что такое допинг даже до своей жены. И теперь эти люди взялись за руки, и являются знаменем борьбы с этим самым допингом! Это настолько забавно, что просто невозможно. Одно дело, если бы она бегала чистой и, видя, что все вокруг жрут, в какой-то момент не выдержала и начала всех сдавать. Тогда бы все было совсем иначе. А вот так… Никаких симпатий к этим людям у меня нет.

Что же касается так называемых информаторов, то, на мой взгляд, в WADA вкладывается настолько огромное количество денег, что они должны справляться со своей работой самостоятельно. Пусть сколько угодно охотятся за нарушителями, но сами! Тренеры должны тренировать, а спортсмены – пахать. Если же мы вместо этого будем выслеживать друг друга, то получится какой-то каламбур.

Борьба Юлии РУСАНОВОЙ (СТЕПАНОВОЙ) с "русским допингом", по мнению Клевцова, выглядит забавно. Фото REUTERS

Борьба Юлии РУСАНОВОЙ (СТЕПАНОВОЙ) с “русским допингом”, по мнению Клевцова, выглядит забавно. Фото REUTERS

ПЕРЕДАВАТЬ ЗНАНИЯ ПРОСТО НЕКОМУ

– Допустим, мы едем на Олимпиаду. А что потом? Наша легкая атлетика и так переживала тяжелые времена, а эти допинговые разбирательства и вовсе вытрясли из нее все, что только можно было.

– Сразу оговоримся: я не начальник. И никогда им не буду. Это не мое. Я тренер. Но могу поделиться своим видением ситуации. Так вот, все эти допинговые проблемы – лишь верхняя часть айсберга. К нам запустили UKAD, наверное, поставят иностранцев в РУСАДА и Московскую лабораторию. То есть, все будет предельно прозрачно. Эту проблему мы решим. Но что вскроется потом? Что работать в легкой атлетике некому. Тренеров просто нет! У нас в Барнауле как было их 8-9 человек, так они все эти годы и работают. Уверен, ситуация аналогична и в других регионах. Самое скверное как раз в том, что нарушена преемственность. Знания передавать просто некому. А ведь у истоков результата стоит не спортсмен, а тренер!

– От нехватки знаний и методик многие предпочитают идти известным коротким путем?

– Именно. Сейчас все допинговые проблемы будут решены, но как работать потом?

– Многие убеждены, что некоторые наши спортсмены осознанно принимают запрещенные препараты из-за очень щедрых призовых за олимпийские медали. Мол, почему бы не рискнуть, если на кону стоят квартира и машины, а ты сейчас снимаешь комнату…

– Не думаю, что эта проблема так актуальна. Побеждать хотят все. Во всех странах. Какому спортсмену не хочется сделать карьеру? В той же Америке – это гарантия образования. Там это очень важно.

Мне кажется, все дело в нашей ментальности, о которой мы говорили в начале. “Все равно все едят”. Это главное. Люди не могут расти и формироваться как специалисты, потому что у них неправильная доминанта. Витай поменьше таких вещей в головах, все было бы иначе. Специалисты должны понимать, что каждой нагрузке должно быть адекватное восстановление. Но не наоборот! А то некоторые сначала узнают, где аптека и только потом думают, как тренировать.

Один парень из Иркутска, с которым мы когда-то вместе тренировались, уехал работать в Штаты. Встретились спустя годы. Он был в шоке. “Ты бы видел, сколько тренируются их университетские команды. Там такие объемы! Вот оказывается в чем дело – люди на Западе работают”! А мы все “химия” да “черные”…

28 августа 2015 года. Пекин. Сергей ШУБЕНКОВ побеждает в финале чемпионата мира. Фото AFP

28 августа 2015 года. Пекин. Сергей ШУБЕНКОВ побеждает в финале чемпионата мира. Фото AFP

АСФАЛЬТ И ТРУБА

– Проблема выходит за пределы спортивной составляющей? И пробелы нужно искать не только там, но и в системе образования?

– Мы же постоянно пытаемся у кого-то что-то перенимать. Хотя советское образование было, насколько я помню, достаточно фундаментальным. У меня сестра закончила школу с золотой медалью, затем были два ВУЗа не просто с красным, а с ярко-красным дипломом. Ее пригласили на год в Штаты. Учиться. После вручили сертификаты. Смотрит, а там где-то стоит 120%, где-то 130. Она к профессору. Это был 1994 год. Тот объясняет, что они вынуждены снижать планку платного образования. И ставят оценки на фоне того, что сейчас происходит в университете. У нее было советское образование.

Но мы постоянно кому-то подражаем. То Болонская система, то еще какая-то. Я, конечно, не специалист, но, может, нам пора попробовать свое? Однако мы постоянно живем как в гимне Интернационал: “Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…”. А зачем новый-то строить? Мозги у нас есть? Почему не взять хорошее из старого и добавить туда хорошее из нового? Но у нас принято иначе. Сломать все под чистую – и строить сначала. И так по кругу. Положили асфальт и тут же его нужно долбить, чтобы проложить трубу. Так и живем.

источник

Читайте ещё:

Бывшего ди⁠ректора Топчихинского детского дома будут судить за растрату

Серьезное ДТП произошло в Барнауле

Сомнительные закупки медоборудования на 200 миллионов рублей выявлены в Алтайском крае

Новости

Бывшего ди⁠ректора Топчихинского детского дома будут судить за растрату
В Алтайском крае выбрали “студента года”
Концертный зал АлтГУ приглашает на рок-концерт
Ранее судимый житель Бийска совершил жестокое убийство двух человек
Геймеры Барнаула предпочитают Xbox, он стоит дешевле PlayStation
Федеральная антимонопольная служба разъяснила особенности рекламирования алкогольной продукции
Сотруднице администрации города Заринска предъявлено обвинение в халатности
Более 34 тысяч платежных карт выпущено Россельхозбанком на Алтае за 9 месяцев 2018 года
Серьезное ДТП произошло в Барнауле
Сомнительные закупки медоборудования на 200 миллионов рублей выявлены в Алтайском крае
Наталия Мочалова: “В переходный период сохраняются все федеральные льготы”
В Краснощековском районе прокуратура добилась прекращения полномочий местного депутата
В Барнауле осудили несовершеннолетнюю распространительницу наркотиков
В Алтайском крае растет число женщин-руководителей
По требованию природоохранной прокуратуры от отходов очищен лесной участок
Житель Рубцовска украл у своей знакомой 5 ампул с морфином
Активисты ОНФ в Алтайском крае прошли первую практику в «Школе общественных экологических инспекторов»
В Алтайском крае завершили капитальный ремонт 21 км Чуйского тракта
«Единая Россия» в Алтайском крае проверит прозрачность информации о госзакупках по благоустройству дворов
Первый горнолыжный комплекс на «Белокурихе-2» запустят в ноябре