Загрузка курса валют...
Загрузка погоды...

Онколог Илья Фоминцев: «Люди, которые заболеют раком через 10 лет, смогут его не бояться»

Петербуржец Илья Фоминцев – исполнительный директор Фонда профилактики рака и на данный момент самый популярный в России спикер на онкологические темы. Ниже – о необходимости внедрения систем онкологической статистики, о том, когда нужно бросать курить, почему вреден не сам фастфуд, а манера его потребления и что в конечном итоге победит рак – нанороботы или иммуномодуляторы.

– Илья, почему Россия уступает Западной Европе и США в диагностике рака? Какая цель у вашего фонда, чего вы хотите добиться, скажем, через 10 лет?

– Мы уступаем не в диагностике, а в профилактике и скрининге – это разные вещи. Отдельного человека можно качественно обследовать практически в любом регионе России, если взять его за руку и отвести к хорошему специалисту, на хорошее оборудование. Вопрос в том, что не все специалисты у нас хороши, оборудование неодинаковое и контроля качества как такового нет. Кроме того, совершенно не развита эпидемиология как наука. А без нее организовать что-то в сфере массовой профилактики рака можно только вслепую, то есть заведомо плохо.

Понимаете теперь, для чего нужна качественная онкологическая статистика? С нее все начинается. Внедрением и улучшением существующих систем для такой статистики мы и планируем заниматься.

– Есть ли у вас какой-то список рекомендаций, в каком возрасте людям нужно начинать проверяться на разные виды рака?

– Это важный вопрос. Чтобы на него радикально ответить, мы создали систему профилактики рака Screen. Это штука, которая живет в интернете и отвечает ровно на тот вопрос, который вы мне задали, автоматически и индивидуально для каждого.

Для каждого человека существует множество параметров, по которым определяются рекомендации. И поэтому нельзя дать совет, который подойдет всем. Чтобы не давать общих и, стало быть, заведомо неверных советов, мы и создали эту систему с коллегами из НИИ онкологии имени Петрова.

Вы заходите на сайт, отвечаете на вопросы, получаете список рекомендаций и тут же можете записаться на рекомендованные обследования одной кнопкой. Мы подключили к системе Screen сетевые клиники по всей стране.

– Существует стереотип, что люди в последние пару десятилетий стали чаще болеть раком. Это правда или просто болезнь сегодня чаще диагностируют?

– Да, общая заболеваемость растет, хотя по отдельным локализациям падает во всем мире. Рост связан, полагаю, с достижениями в других областях медицины: гигиене, инфекционных болезнях и, возможно, кардиологии и терапии. Люди чаще доживают до рака. Но рост заболеваемости – это совсем не то же самое, что рост смертности. Смертность от рака в мире падает. У нас — нет.

– Всем известны несколько базовых рекомендаций, как снизить риск заболеть раком: правильное питание, не курить, не злоупотреблять алкоголем. Чем еще вы дополните этот список?

– Рекомендации бодрые, но многие из наиболее серьезных факторов риска не могут быть модифицированы. Кроме разве что курения – это действительно мощнейший фактор риска не только для рака легких, но и для ряда других. Однако основные риски лежат в плоскости наследственности – и это, увы, никак не поменяешь.

Но можно эту наследственность выявить и предпринять ряд действий, чтобы снизить риск радикально. Например, при высоком наследственном риске колоректального рака нужно регулярно делать фиброколоноскопию и удалять полипы, из которых потом непременно разовьется рак.

Предотвратить появление полипов мы не можем, а вот их удаление резко снижает риск смерти от этого вида рака. И так почти с каждым видом рака. Надо просто знать свой риск и знать, что с ним делать.

– Насколько я знаю, вы курите. Когда нужно бросать, чтобы снизить риск получить рак легких? Что вы скажете о замене сигарет электронными испарителями? Насколько эти девайсы безопасны?

– Курю, к сожалению, и у меня остался всего лишь один год, чтобы не попасть через 15 лет в группу наивысшего риска по раку легких. Чтобы ответить на ваш вопрос, опишу группу наивысшего риска – это люди, которые дают около 90% всей заболеваемости по России. Итак, необходимо сочетание всех следующих признаков: вам 50 и более лет; ваш стаж курения составляет 30 и более «пачко-лет» ; вы курите сейчас или бросили курить менее 15 лет назад.

Как посчитать количество пачко-лет?

Просто умножьте количество лет курения на количество пачек сигарет, которые вы выкуриваете за день. Например, вы курили 30 лет по 1 пачке в день = 30 пачко-лет, или 20 лет по 1,5 пачки в день = 30 пачко-лет.

Относительно электронных сигарет – кажется очевидным, что они менее вредны с точки зрения канцерогенеза, но, во-первых, это далеко не факт. И, во-вторых, вред никотиновой зависимости не ограничивается только канцерогенным влиянием смол.

– Не могу не спросить про фастфуд. Пара обедов в неделю в «Макдоналдсе» – это окей или нет?

– Да, принято считать, что фастфуд очень вреден. Но я не вижу в нем очевидных канцерогенных компонентов. Разве что стиль употребления «закинул и побежал», который предполагает большую склонность к нарушению моторики ЖКТ. Нужны исследования в России, а их пока нет. То, что мы затеяли с системой Screen, в какой-то мере может дать инструмент для таких исследований – вот тогда и буду говорить на эту тему.

– И еще по теме питания. В одном из ваших интервью я читал, что, например, жители Чехии чаще болеют колоректальным раком из-за особенностей национальной кухни (много мяса). Также мне где-то попадалась информация, что в Японии часто болеют раком желудка из-за того, что употребляют сырую рыбу. А в России есть какая-то специфика заболеваний? Что в нашей национальной кухне самое вредное?

– А у нас есть национальная кухня? Ну, то есть не блины с осетриной для туристов, а в повседневной жизни? Я вот, например, совершенно не вижу у людей дома расстегаев и белуги с черной икрой или что там у нас считается национальным блюдом. Пельмени? А чем они по существу отличаются от равиоли или хинкали? У нас обычная панъевропейская кухня с некоторым уклоном в мясную.

В Чехии действительно выше заболеваемость колоректальным раком, но там сумасшедшее смещение спектра блюд в мясные. Относительно рыбы и рака желудка: одной из наиболее обоснованных гипотез повышенной заболеваемости раком желудка в Японии является влияние Хиросимы и Нагасаки, а вовсе не рыба. И сейчас, после периода полураспада, заболеваемость раком желудка в Японии падает.

– Россияне с возможностями, которые узнали, что у них или у их родственников рак, первым делом открывают браузер и ищут контакты израильских или немецких клиник. Они правильно делают или лечиться можно и у нас? Также все чаще появляются истории о том, как людей обдирают в Израиле. Если не в России, то где стоит лечиться?

– Лечиться можно и у нас, 99% так и делают. И даже делают это условно бесплатно. В России есть специалисты мирового уровня, но их мало, и, чтобы попасть к такому, надо о нем знать. Мы, например, знаем, кто у нас чем владеет в какой клинике и каков у доктора уровень понимания рака. Потому и открыли при фонде клуб «Живу не напрасно»: члены клуба регулярно жертвуют небольшую сумму на проекты фонда и получают от нас защиту на случай болезни самого жертвователя и его близких – мы водим их за руку по тем специалистам, которые если и отличаются от западных, то в лучшую сторону. Стараемся сделать так чтобы, человек не тратил средств и все получил за счет государства.

А вообще, да, лечение на Западе имеет смысл, если вы не знаете, к кому идти тут. Там стандарты, контроль качества и общий уровень медицины выше. Это факт. Я бы выделил США и Германию. В Израиле действительно очень уж гоняются за длинным шекелем, что зачастую вредит тактике лечения.

Мы сейчас начали большой проект совместно с НИИ онкологии – «Стипендия Фонда профилактики рака», в рамках которого выбираем лучших выпускников медвузов по всей стране и оплачиваем им ординатуру, закупаем новейшую литературу, занятия с ними ведут по скайпу лучшие онкологи мира. Хотим создать плеяду онкологов, которые породят новую школу.

Кстати, подключайтесь, можно подписаться на пожертвование в пользу этого проекта и помочь – хорошие врачи ниоткуда не берутся, их надо делать.

– Один из моих любимых фильмов в юности – «Достучаться до небес». Это история о двух раковых больных, которые решили весело провести последние дни. Я понимаю, что вы врач и настроены на диагностику и лечение, но все же в каких-то случаях людям стоит отказаться от лечения и спокойно прожить оставшееся время?

– Отличный вопрос! Перспективы лечения определяются сложными алгоритмами в каждом конкретном случае. Однако у нас есть и такая проблема, как залечивание. Иногда странно видеть, что пациент оканчивает химиотерапию за неделю-другую до смерти – тут явно что-то не так. Видимо, эту химиотерапию не стоило делать. Проблема в том, что у нас плохо развита паллиативная помощь. Было бы классно, если бы у нас больные разъезжали по стране с метастазами, но это возможно только при адекватном обезболивании.

И у нас достучаться надо не до небес, а до участкового терапевта, чтобы наркотик выписал. И уверяю вас, это сложнее, чем то, что проделали ребята в кино, несмотря на художественный свист нашего Минздрава, будто стало легче выписывать обезболивание.

Так что разъезжать у нас пациенты могут только по собственному району, ибо в ином случае лишатся обезболивания.

– В среднесрочной перспективе 20–30 лет рак в целом или какие-то раковые заболевания смогут вылечить, то есть ремиссия будет означать, что человек уже никогда не заболеет? Создадут ли ученые какую-то волшебную таблетку? Что это может быть – иммуномодуляторы или какие-то нанороботы?

– Сейчас бурно развивается иммунотерапия, и результаты там такие, что есть все основания полагать, что те люди, которые заболеют раком определенных видов через 10 лет, смогут его не бояться.

Интервью: Андрей Саймаков

Источник: ponedelnik.info

Читайте ещё:

Рубцовск перешел на новый метод регулирования тарифов первым в стране

Глава Каменского района обвиняется в воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности

Запуск отопления в Барнауле займет порядка двух недель

Новости

Барнаулец, стрелявший в арендаторов квартиры из автомата, предстал перед судом
Бывший глава одного из сельсоветов Зонального района предстал перед судом по обвинению в растрате
В Барнауле 16-летнюю девушку признали виновной в вымогательстве
Рубцовск перешел на новый метод регулирования тарифов первым в стране
В Госдуме обсудили смягчение ответственности за репосты в соцсетях
Глава Каменского района обвиняется в воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности
В Тальменском районе проводится доследственная проверка по факту взрыва печи отопления
Лыжно-биатлонный комплекс «Алтайские горы» готов к спортивным сборам
Алтайские таможенники выявили нарушение валютного законодательства на сумму более 108 миллионов рублей
Запуск отопления в Барнауле займет порядка двух недель
Барнаульского педофила отправят на 16 лет в колонию строгого режима
Госдума приняла в первом чтении президентский законопроект о защите людей предпенсионного возраста
Шипуновскую чиновницу обвиняют в мошенничестве с бюджетными деньгами
20 тонн казахского винограда “завернули” на границе
Сериал “Улица” вернулся на ТНТ
Житель Шипуновского района застрелил своего приятеля на охоте
На Алтае проверили объекты дорожного сервиса
На что жители Алтайского края тратят материнский капитал?
В Алтайском районе ранее судимый мужчина обвиняется в убийстве двух местных жительниц
Поджигатель жилого дома отделался условным сроком